03:06 

Мои любимые фанфики))

марион ака шаман фауна
я - просто хорошо сыгранная роль)
ПРО КРАСНУЮ ШАПКУ
Автор Wendy


* * *

- Алукард, давай...
- ...
- Алукард, просыпайся!
- ›_‹
- Алукард, давай, кому сказала!
- Иди к себе...
- «Идите, Мастер!»
- Да-да, н е п о ш л и б ы в ы, Мастер!..
- Ах, ты ж!.. - Интегра забралась верхом на Алукарда и стала трясти его за
ухо. - Просыпайся!!
- м-м-м-м...
- Алукард, ты же прекрасно знаешь, что без э т о г о я не смогу за снуть.
Кто ж тебя тогда ночью на задание пошлет?
Один красный глаз с трудом открылся только для того, чтобы узреть
13-летние чудовище в сиреневой пижамке, сидящее сверху, и тут же
захлопнулся снова.
- Давай, давай! Не кочевряжься! - Интегра оставила ухо и стала дергать
Алукарда за длинные волосы, мотая его голову по подушке:
- Д а в а й! Д а в а й! Д а в а й!
- хррррррр...
Не добившись успеха с волосами, Интегра схватилась за ремни красного
скафандра на груди у Алу и стала трясти его с несвойственной 13-летним
девочкам силой:
- С К А З - К У! С К А З - К У! С К А З - К У!.. - скандировала она,
словно болельщик на хоккейном матче, при каждом встряхивании отрывая Алу
от любимой подушки.
- ХА-РА-ШО! ХА-РА-ШО!.. - трясся наконец проснувшийся Алукард.- Хорошо!
Расскажу тебе сказку!
- В А М ! С К А З К У !! М А С Т Е Р !!!
- Ооооо... Вам сказку, Мастер.
- То-то жа! - добившись своего, Интегра, наконец, слезла с Алу и, улегшись
справа от него, приготовилась слушать сказку.
- Ну, так вот... - начал Алукард, усиленно моргая, чтобы разлепить сонно
слипающиеся красные глаза. - Однажды...
- Нет, не надо про «однажды».
- Ну, тогда «жили-были»...
- Нет, эту я тоже уже слышала.
- Охх!.. В одном темном-претемном лесу...
- Вот, уже лучше!
- Уфф!.. - облегченно вздохнул Алукард. - В одном темном-претемном лесу
жила маленькая девочка...
- Это что про меня сказка?
- Да. Не перебивай... те, Мастер ... маленькая девочка... Мать любила ее
без памяти, а бабушка еще больше. Ко дню рождения внучки подарила ей
бабушка красную шапочку...
- ^.^
- ... с тех пор девочка всюду в ней ходила...
- ^_^
- ... соседи так про нее и говорили: «Вон Красная Шапочка идет!»...
- хи-хи-хи-хи!..
- Что смешного?!
- Алукард, а сказка-то про тебя!
- Чего?!..
- А кто у нас в красной шляпе безвылазно ходит, я что ли?
- Во-первых, я не маленькая девочка, а во-вторых, что плохого в красном
цвете?!..
- Ладно, ладно, давай дальше.
- Да... так вот... испекла как-то мама пирожок и сказала дочке: «Сходи-ка,
Красная Шапочка...
- О, а вот это уже про меня!
- ???
- Ну, кто тебя все время посылает (на задание)? Я. Так что я - мама, а ты,
Алукард, как ни крути, - Красная Шапочка.
- Да никакая я не Красная Шапочка!!..
- хы-хы-хы!..
- Я могу и не рассказывать, - насупился Алу.
- Только попробуй - в святой воде искупаю!
- Брр!.. - передернуло Алукарда.
- Рассказывай!
- и сказала дочке: «Сходи-ка Красная Шапочка к бабушке...
- Ага, это к королеве с секретным донесением.
- и снеси ей пирожок и горшочек масла».
- Хм... шифровка, наверное...
- Собралась Красная Шапочка и пошла к бабушке, - продолжал
Алукард, не обращая внимания на подколы. - Идет она лесом, а навстречу ей
Серый Волк...
- Андерсон!.. (A/N - притворимся, что Андерсон был всегда)
- Ну, причем здесь Андерсон?! - наконец, не выдержал Алукард. - Если уж на
то пошло, то я больше на роль Волка подхожу! - добавил он, гордо показывая
свое достоинство (клыки, разумеется)
- Оба хороши, псы бродячие.
- Я лучше!
- Ага, до сих пор с ним справиться не можешь!
- Ррррр!..
- Цыц!.. Дальше давай.
- «Куда идешь, Красная Шапочка», - спрашивает Волк. - Продолжил Алу,
стиснув зубы и дав себе слово больше не реагировать на замечания Интегры.
- «Иду к бабушке и несу ей пирожок и горшочек масла»...
- ... пирожок и горшочек масла... Нет, не понимаю...
- «А далеко ли живет твоя бабушка?»- спрашивает Волк. - «Далеко»,-
отвечает Красная Шапочка. - «Вон в той деревне за мельницей в первом
домике с края».
- Да, Алукард, ты всегда отличался излишней болтливостью.
- «Ла-а-адно», - сказал Волк. - «Я тоже хочу навестить твою бабушку. Я по
этой дороге пойду, а ты ступай по той. Посмотрим, кто из нас раньше
придет». - Сказал это Волк и побежал что было духу по самой короткой
дорожке.
- Превратился, небось, в листочки и унесся ветром, - Интегра дунула в
воздух и помахала ладошками, иллюстрируя процесс.
- А Красная Шапочка пошла по самой длинной дороге... ‹зевок›...
Шла она неторопясь, по пути останавливалась... ‹ба-а-альшой зевок›...
рвала гулий на части и собирала их в букеты...
- о_О
- Устала, как собака, и... хрр... прилегла под кустиком отдохн... хррр...
- Алукард, не смей засыпать!
- Хр... А?.. Ах, да... Не успела она еще и до мельницы дойти, -
скороговоркой продолжил Алу, борясь со сном, - а Волк уже прискакал к
бабушкиному домику и стучится в дверь: тук-тук! - «Кто там?» - спрашивает
бабушка. - «Это я, внучка ваша, Красная Шапочка, - отвечает Волк. - Я к
вам в гости пришла, пирожок принесла и горшочек масла».
- Пирожок И Горшочек Масла... Ааа! Дошло: «Привет (от) Интегры - Гулии
Мертвы»!
- А бабушка была в то время больна и лежала в постели. Она подумала, что
это и в самом деле Красная Шапочка, и крикнула: «Дерни за веревочку, дитя
мое, дверь и откроется!»
- Даа, интересный способ...
- Волк дернул за веревочку, дверь и открылась. Бросился Волк на бабушку и
разом проглотил ее. Он был очень голоден, потому что три дня ничего не ел.
- Пост, должно быть, соблюдал, священничек!..
- Потом закрыл дверь... улегся на бабушкину постель... и... заснул...
- Я тебе дам «заснул»!! - Интегра яростно принялась толкать Алу, пока тот
не проснулся снова:
- А?.. Что?.. О чем это я?..
- Красная Шапочка...
- Ах, да-да... Пришла Красная Шапочка и постучалась: тук-тук! - «Кто там?»
- спрашивает Волк, а у самого голос грубый, хриплый...
- Представляю, хе-хе!..
- Красная Шапочка испугалась было, но потом подумала, что бабушка охрипла
от простуды...
- Умная девочка!..
- и ответила: «Это я, внучка ваша, принесла вам пирожок и горшочек масла».
- Волк откашлялся и сказал потоньше...
- А вот этого не представляю! Хотя, наверно, навыки пения в церковном хоре
помогли! Хе-хе-хе!..
- «Дерни за веревочку, дитя мое, дверь и откроется»...
- «Дитя мое»... Точно - о т е ц Александр!
- Красная Шапочка дернула за веревочку, дверь и открылась...
- Сдается мне, что этой загадочной веревочкой была подвязана не дверь, а
чья-то католическая ряса!..
Алукард скрипнул зубами, старательно сосчитал в уме до десяти барашков и
только после этого продолжил:
- Вошла девочка в домик, а Волк спрятался под одеяло и говорит:
«Положи-ка, внучка, пирожок на стол, горшочек на полку поставь... а
сама... приляг рядом со мной...
- O_O
- Красная Шапочка подумала: а какого х%ра?.. Постель такая мягкая...
прилегла рядом и... хрррррррр!..
- Алукард!
- хрррргхрррр!..
- Алукард!! - Интегра опять попыталась его разбудить, но на этот раз ни
дерганье за уши, ни пинки в бок, ни даже угроза посадить на чесночную
диету не дали результата - Алу спал самым что ни на есть мертвецким сном и
храпел, как заведенный «Harley-Davidson».
- Считаю до трех, Алукард! Раз!.. - Интегра достала последнее средство -
припрятанный в гробу балончик.
- Два!.. - направила его на отрубившегося Алукарда.
- Хррррррррррр!!..
- Два с половиной!..
- Хррргхррррррхррррррр!!!...
- Три!!
- УУУАААААААААААААААААААААУУУУУУУ!!!!!!!!!!!!!!!... - моментально вскочил
в гробу Алукард, одновременно выхватывая «Кассул» из-под подушки и наугад
целясь им в темные углы подвала. - Ааааа!!!.. Что?! Где?!..
Гули?!!.. Андерсон??!!..
Никого и ничего, кроме разгневанного личика «обожаемого» Мастера.
- Что это было?!! - спросил Алу, изумленно ощупывая свое лицо. Напрочь
сожженные щеки открывали такую широкую и зубастую улыбку, какую вампиру
никогда бы не удалось воспроизвести при нормальных условиях.
- Ничего особенного - всего лишь немного святой водички для бодрости, -
ответила Интегра, многозначительно встряхивая балончиком.
- Кровопи-и-и-йца, - тихо застонал Алукард, регенерируя, и повалился
обратно на подушку.
- Ха! Кто говорит-то?.. Ну-с, (хе-хе!) Человек, Который Смеется,
рассказывай, что там дальше было.
- Ооооо, боже! - хотел было сказать Алукард, но вовремя спохватился. - Так
на чем я остановился?..
- На Андерсоне (гы-гы!)
- А... да... Ганс Кристиан Андерсен...
- Э?..
- Королева... да... прикрыла горошинку двенадцатью тюфяками, а поверх
тюфяков набросала еще двенадцать перинок гагачьего пуха...
- Опять какой-то бред пошел...
- ... на эту кровать уложила принцессу... хрр... и та сразу же... хрррр...
- Алукард! Не спать!
- Да не сплю я, не сплю! - тотчас отозвался Алу, памятуя о балончике. -
Так на чем я..?
- На том, как ты лег в постель к Александру Андерсону...
- WHAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAАААААAААААААT ????!!!!!!!! -
даже после святой воды Алукард так не вскакивал, как в этот раз. Сна не
осталось ни в одном красном глазу - Алу проснулся окончательно и
бесповоротно и в шоке уставился на своего гыгыкающего Мастера:
- Я ЧТО?!!!...
- гых-гы-гы-хы-хы!!!...
- Никогда я такого не говорил!.. - Алукард лихорадочно стал соображать,
что еще он мог наболтать спросонья. - И не делал!!.. И не думал даже!!!
- гых-хы-хых!!.. - продолжала давиться Интегра. - Ну, ты же сам сказал:
Красная Шапочка прилегла рядом с Волком...
- Ффффьююююююфф!... - облегченно выдохнул Алу. - И всего-то?..
Повторяю в последний раз: Я НЕ КРАСНАЯ ШАПОЧКА!!!
- Ладно, Некрасная Шапочка, все равно давай рассказывай дальше.
- Красная Шапочка спрашивает: «Бабушка, а почему у тебя такие большие
руки?» - «Это чтоб покрепче обнять тебя, дитя мое»...
- О-па-ньки!..
Алу мысленно матюкнулся и в который раз пожалел, что стал рассказывать
именно эту сказку, а еще больше о том, что в свое время не разыскал и не
загрыз автора этой во всех отношениях увлекательной сказки.
- Ну, и какими еще частями бабушки интересовалась Шапочка?
- «Бабушка, а почему у вас такие большие зубы?» - продолжил Алу, преступно
сокращая сказку.
- А потому, что ты, гад, укусил меня, и теперь я - вампир по твоей
милости, - ответила за Волка Интегра, которой, честно говоря, уже надоела
сказка и, как она ни старалась это скрыть, очень хотелось спать.
Алукарду было уже все равно. Его дневной сон был в очередной раз загублен,
а впереди ждала еще одна нелегкая ночь.
- Но по счастью в это время проходили мимо домика дровосеки с топорами на
плечах...
- Rammstein!** (A/N - притворимся в угоду Herzik, что Раммштайны были
всегда. ‹ Herzik: «Ja-ja, Rammstein fur immer!!!»›)
- Ну и при чем здесь Rammstein? - вяло поинтересовался Алу, уставившись в
потолок теперь уже ни в какую не желающими закрываться глазами.
- Ты же сам сказал: «проходили мимо» - значит, были в гастрольном туре, и
вообще просто потому, что мне так хочется!
- А, ну если так.., - апатично согласился Алу, изучая географические
особенности потолка.
- Значит, проходили они мимо, - продолжила за Алукарда Интегра и пели
песню в мою честь...
- ??
- Ди Транен грайсе Киндерша-а-а,
Иш ци зи ауф айн вайсес Ха-а-а! -
громко начала распевать Интегра, старательно подражая интонациям Тилля
Линдемана.
Алу по опыту знал, что это надолго, а потому закрыл глаза и попытался
опять заснуть.
- Верф ин ди Лафт ди нассэ Кетте-е-е
Унд вунш мир дасс иш айнэ Муттер хэтте-е-е! - голосила Интегра, обхватив
коленки руками и раскачивая ими из стороны в сторону, насколько это
позволяли стенка гроба и лежащий рядом Алукард.
- Кайнэ Зоннэ ди мир ша-айнт,
Кайнэ Бруст хат Милш гева-а-айнт,
Ин майнэ Кёле штэкт айн Шла-аух,
Аб Кайнэ Набэль ауф дэм Ба-а-ау!..
Алукард начал уже было дремать под колыбельный мотив, но тут... пришел
черед припева:
- МУТТЕР!!!
- Аааааа!
- MУТТЕР!!!
- Shut up!!
- MУТТЕР!!!
- .... МАТЬ!!!
- MУТТЕР!!!
- Рррщщщщааааа!!!.. - ощерился доведенный до ручки Алукард и, как кобра,
навис над Интегрой, метя клыками в шею.
И тут же поздоровался носом с готовым к употреблению холлиуотерным
балончиком.
- Только попробуй! - прошипела Интегра, ухмыляясь, и, как змея
погремушкой, потрясла балончиком перед носом оскалившегося Алу.
Поостыв (если можно так сказать о вампире), Алукард захлопнул пасть и
вернулся к созерцанию подвального свода. С балончиком, без балончика, с
печатью, без печати - он все равно никогда не смог бы причинить ей вред. И
она об этом тоже прекрасно знала.
- Ну и чем же закончилась вся катавасия? - спросила Интегра, сворачиваясь
калачиком и, вроде как примирительно, тыкаясь носиком в красноскафандровое
плечо.
- Дровосеки зарубили Волка топорами (хорошая идея, кстати, - подyмал между
прочим Алу, - надо будет попробовать) и освободили бабушку. А Красная
Шапочка на радостях тут же всех перекусала - так что умерли они в один
день, а потом жили долго и счастливо.
Странно, но на этот раз никаких комментариев справа не последовало.
Алукард удивленно повернул голову. Интегра спала, мирно посапывая
по-детски курносым носиком. Неорущая, нетолкающаяся, не угрожающая
балончиком она была сейчас похожа на маленького ангелочка. «Какой все-таки
милый ребенок, - залюбовался Алукард. - Когда спит. И когда только ей
надоест слушать сказки? Уже почти год прошел, а она так и не научилась
засыпать без них днем».
Интегра лежала, зарывшись белокурой головкой в такие же снежно-белые
волосы смотрящего на нее вампира, и сейчас , пожалуй, их можно было бы
принять за родных отца и дочь. «И что за гумбертские мысли (A/N - в
отличие от некоторых, Алу знает всего Набокова н а з у б о к) лезут ко мне
в голову?» - подумал Алукард, обнажая в ухмылке левый клык и наклоняя свою
голову поближе к личику спящей Интегры. И если бы она могла сейчас видеть
выражение этих сумасшедших красных глаз, то наверняка бы снова схватилась
за балончик и... вышвырнула бы его (балончик) из гроба к чертовой матери.
Но тут что-то в общей белокурой копне привлекло внимание монстра и,
озабоченно порывшись, он выудил из нее одну прядь. Черную. И причем свою.
«Вот она, бессонница, - подумал Алу, отрешенно рассматривая почерневшую от
недосыпа прядь. - Если так пойдет и дальше, скоро почернею совсем! Нет,
все: спать, спать!» - и, закрыв глаза, Алу провалился в наконец
разрешенный Автором сон.

А вы чего ждете? Слышали, что дядя сказал?
Всем спать!


Название: "Кодовое название: Лэнд Ровер"
Автор: Tremi
Email: curantur@yandex.ru
Категории: adult
Персонажи: Алукард, Интегра
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: не пытайтесь повторить
Содержание: бывает такое, что кааак...хрен остановишься!)
Статус: закончено



Прохлада подземного гаража мягко обволокла разгоряченное тело, проникая под тонкий слой одежды. Интегра приподняла волосы, позволяя холодному воздуха охладить кожу головы.
- Божественно,- прошептала она.
Алукард как-то заговорщически улыбнулся, и тихо подойдя сзади, обхватил длинными пальцами ее шею.
- Да, вот так и стой,- с наслаждением ощущая холод его рук, попросила леди Хеллсинг.
Вампир хмыкнул и мгновенно развернул ее к себе.
- И что дальше?- усмехнулась Интегра, неотрывно глядя в красные глаза слуги.
- А что бы ты хотела, чтобы было дальше?- вопросом на вопрос ответил Носферату.
Леди Хеллсинг дернула уголком рта:
- Знаешь,- сказала она, после непродолжительного молчания,- в такую погоду женщины могут мне только позавидовать.
- Почему?- поинтересовался Граф, увлеченно целуя ее где-то под подбородком.
- У них нет мужчины, чье тело способно оставаться холодным...и в жару...так приятно,- постоянно уклоняясь от его настойчивых губ, старалась не потерять мысль Интегра.- Касаться...
- Только касаться?- вдруг внимательно посмотрел на нее Алукард.
- Нет. Не только,- издала смешок леди Хеллсинг.- Доволен?
Вампир пробурчал что-то нечленораздельное и начал подталкивать ее куда-то спиной вперед. Обычно таким образом они падали на кровать, но где вы найдете постель в подземном гараже?
Впрочем Интегра не успела как следует задуматься над этим: ее тело уперлось во что-то твердое, на поверку оказавшееся капотом черного лакированного Лэнд Ровера.
- Ты..хочешь здесь?- глаза леди Хеллсинг расширились от удивления.
- Есть возражения?- начиная стягивать с нее верх, усмехнулся Носферату.
"Бедная машина Бернадотте",- как-то отстраненно подумал он.
Подсадив свою Хозяйку на капот, Граф попытался забраться следом, но Ровер начал наклоняться вперед, давая понять, что в этом случае он просто перевернется.
Алукард оставил попытки и просто наклонился, вжимая свою Хозяйку в твердую поверхность машины.
Водя ладонями по спине вампира, ногами отчаянно удерживаясь от того, чтобы банально не соскользнуть, Интегра поняла, что еще несколько минут и они потеряют над собой окончательный контроль.
Носферату с силой прижал леди Хеллсинг с черной блестящей поверхности, тонким слухом улавливая, как заскрипел внедорожник, прогибаясь под двумя телами.
Граф чуть двинул ногами и колеса Лэнд Ровера просто прошуршали по асфальту, не совершая ни одного положенного им кругового движения.
Интегре все- таки пришлось чуть переместиться вниз, чтобы прижаться к холодному телу, дарящему неземное удовольствие.
"Соединение земли и неба, тела и души",- подумала она, прикрывая глаза и склоняя голову, чувствуя, как губы Алукарда чуть захватывают ее смуглую, солоноватую от выступившего пота, кожу.
Вампир снова двинулся вперед, заставляя машину уже впечататься багажником в каменную стену гаража.
Послышался скрежет метала, который однако остался без внимания: просто когда два любящих человека поглощены друг другом, мир может лететь ко всем чертям, неважным уже становится все. Абсолютно все. Банальность, достойная зваться истиной. Наверное.
Прижимаясь обнаженной кожей к холодному телу Носферату, чувствуя как под спиной начинает нагреваться поверхность Лэнд Ровера, Интегра никак не могла понять как страстность и неистовость ее мужчины может соперничать или просто уживаться? с трепетностью и нежностью, заставляющих воспарить.
Он еще ничего не успел сделать, а она уже готова была стонать от удовольствия. Чувствовать его руки, просто ощущать его дыхание на своей щеке, ловить его обожающий взгляд и понимать...что он просто любит ее. Любит, но никогда об этом не скажет. Почему? А зачем облекать в слова то, что и так понятно?
Горечь поцелуя и сладость прикосновений. Леди Хеллсинг хотела что-то сказать, но из нее вырвался лишь приглушенный стон.
Проводя обнаженной ногой (и когда Граф успел снять с нее низ?) по шершавой поверхности его брюк, Интегра осознала, что ей приятно просто касаться его! Это было полной неожиданностью. Да где это видано, чтобы женщина была готова попасть на вершину удовольствия только коснувшись плоти своего избранника?
Внезапно Алукард напрягся и остановил свои дьявольские поцелуи.
- Кто-то идет,- мимоходом заявил он, распластывая ее вновь приподнявшуюся на капоте.
- Что? Что ты сказал?- отталкивая от себя жадные губы переспросила леди Хеллсинг.
Вампир вздохнул.
"Язык- враг мой",- с сожалением подумал он, глядя на практически полностью обнаженное тело своей Хозяйки. Носферату посмотрел на себя и присвистнул:
- Когда ты успела снять с меня рубашку?
- Ты сам,- выбираясь из-под него пробурчала Интегра.
- Ну уж нет,- категорично отрезал Граф, железными объятиями укладывая ее под себя.- Пока не закончим, мы отсюда не уйдем...
- Алукард,- тоном не терпящим возражения произнесла леди Хеллсинг.
- Н-да?- поинтересовался он, разглядывая ее лицо в пятнадцати сантиметрах от себя и примериваясь: куда бы ее поцеловать в первую очередь.
- Давай...продолжим в спальне,- сдувая со лба прилипшую прядь волос, предложила Интегра, облокачиваясь на локти.
- Давай я просто убью того, кто решил, что имеет права отрывать нас от такого важного дела?- предложил альтернативу вампир.
Леди Хеллсинг с трудом перевернулась на бок, но он грубо вернул ее обратно.
- Так,- зловеще начала Интегра,- мне что надо приказ соответствующий отдать?
Носферату расхохотался:
- И как он будет звучать? Просвети меня. Мне очень интересно будет это услышать.... "Я приказываю тебе не доводить до должного финала и немедленно застегнуть брюки"? Так что ли?
Леди Хеллсинг не смогла сдержать улыбки:
- Перестань.
- Ну почему же?- искренне удивился Граф.
- Я...
- Да?- заботливо осведомился Алукард, проводя рукой, очерчивая идеальные полушария груди и тыльной стороной ладони скользя по боку Интегры, спускаясь все ниже по стройному бедру.- Ты что-то хотела сказать?
- Два часа,- задыхаясь ответила леди Хеллсинг,- два часа....м-м-м-м-м....если в спальне.
Вампир задумался на пару мгновений.
- Ладно,- согласился он, вставая и подавая ей одежду.
Впрочем, как оказалось, кто-то из них явно забыл какой-то предмет из своего гардероба.

* * *
Бернадотте, насвистывая, спустился по ступенькам в подземный гараж, с удовольствием ощущая как прохладный воздух забирается под воротник.
- Что за...?- выдавил он, найдя свою машину.
На капоте Лэнд Ровера сияла вмятина, сильно напоминающая чье-то тело, на асфальте виднелись следы от шин, а багажник был буквально расплющен о стену, лобовое стекло пошло тонкими лучиками трещинок.
Пип длинно и витиевато выругался, смутно догадываясь, КТО сотворил подобное с его внедорожником.
"Ну вампир, ну леди Хеллсинг вы даете",- с каким-то уважением подумал он, представляя, ЧТО они вытворяли на его машине.
Помимо всех вышеперечисленных повреждений, капитан Диких гусей с горечью констатировал, что два передних колеса просто лопнули, на бампере свежие царапины, а фары разбиты.
"Другого места что ли не могли найти?"- мрачно задал вопрос себе наемник, натыкаясь взглядом на что-то белое рядом с многострадальным Лэнд Ровером.
Бернадотте присел на корточки и двумя пальцами подцепил странный предмет.
- Вот ******!- не сдержался он, разглядывая верхнюю деталь нижнего женского белья, принадлежащей Интегре Вингейтс Фарбрук Хеллсинг, Главе Королевский протестантских
рыцарей...

Название: "Подарок"
Автор: Tremi
Email: curantur@yandex.ru
Категории: Adult
Персонажи: Аlukard/ Integra
Рейтинг: NC-17
Предупреждения:
Содержание: королева преподносит Интегре подарок
Статус: закончено


Интегра чувствовала себя не в своей тарелке: это ощущение было новым и странно непривычным. Подобных случаев, когда глава Протестантских рыцарей испытывала растерянность, история знала очень мало, и их можно пересчитать по пальцам одной руки.
Леди Хеллсинг сняла очки, не спеша протерла стекла и крепко зажмурилась, прежде чем вернуть их на место, словно надеясь, что увиденное исчезнет.
Однако в своем удивлении Интегра не могла не восхититься находчивостью и остроумием Ее Величества. А дело было в том, что устав от бесконечных отказов главы "Хеллсинга" посетить "старушку", как шутливо называла себя Ее Величество, королева решила продемонстрировать, чем чревато избегать ее общества. И прислала в родовое гнездо Хеллсингов целые бригады официантов, поваров, а также... еды. Как Интегра ни пыталась остановить личную команду монархической особы, всюду ей отвечали лаконичным: "Приказ Ее Величества".
Сделав несколько звонков, основательно поистратив нервных клеток, леди махнула рукой, надеясь, что как только эти сумасшедшие закончат, Уолтер немедленно избавится от всех последствий, в том числе и от гигантского количества продуктов.
Но, как выяснилось, королева бывала весьма и весьма находчивой в стремлении наказать, а точнее, немного пожурить своих подданных: как только приготовление еды было закончено и аромат блюд, казалось, просочился в подвал Носферату (не говоря уже о казармах "Диких Гусей") официанты начали накрывать на стол, выбрав тот самый стол, в зале конференций, где собирались рыцари!
Интегра не знала: плакать ей или смеяться. Неловкость, овладевшая ею, заставила леди Хеллсинг бегом вернуться в свой кабинет, чтобы за бумагами спрятаться от насмешливых взглядов прислуги и озорных подмигиваний наемников. К счастью, Уолтер вовремя заметил состояние своей Хозяйки и строго приказал никому не беспокоить главу организации, а по всем возникшим вопросам подходить к нему.
Но только Интегра немного успокоилась, как дверь скрипнула и ввалилась целая толпа, сопровождаемая сердитым голосом дворецкого в коридоре, говорившего, что нельзя отрывать госпожу от дел. Конечно же, очень срочных и важных.
Цивилизованная толпа мужчин и женщин, ровно ступая, не размыкая строй, не давая дворецкому даже шанса пройти сквозь них, подошла к столу, заставив леди Хеллсинг подняться с кресла и опереться кончиками пальцев о стол. А затем озвучила последний приказ Ее Величества: теперь "девушка должна сесть за стол и отведать каждое из блюд, старательно приготовленных для нее", а также "оценить щедрость и великодушие королевы".
- Я оценила, - пробормотала Интегра себе под нос, окидывая взглядом плотно заставленный стол. Потом она опустила взгляд и посмотрела туда, где под рубашкой и пиджаком должен был находиться ее живот.
"Интересно, сколько я съем, прежде чем меня стошнит?"
Леди Хеллсинг примерилась и потянулась к ближайшей тарелке, накладывая к себе что-то аппетитное и не плохо выглядевшее, напоминавшее овощи.
"Смерть от обжорства... такого моим врагам даже не снилось", - усмехнулась Интегра отправляя в себя ложку салата и смакуя вкус вина, услужливо налитого ей прислуживающим официантом. Прожевав, леди Хеллсинг отпустила слуг, которые вышли, но, к ее большому сожалению, остались у дверей в коридоре, готовясь ждать несколько часов до тех пор, пока глава организации не насытится, опробуя все.
- Должен признать, старушка всегда была крайне изобретательна, - голос появившегося вампира ее не испугал: слишком ожидаемым был это приход.
- Скажи, Алукард, - медленно проговорила Интегра не оборачиваясь, но чувствуя, что Король нежити стоит у нее за спиной, опираясь на спинку высокого стула, - я это заслужила?
- Ты спрашиваешь моего мнения? - бархатный голос Графа прозвучал рядом с ее ухом. Она почувствовала, как его дыхание обожгло щеку и заставило покрыться мурашками тело. - Или тебя интересует объективность?
- Как правило, объективность и есть твое мнение, - зная, что случится, если она повернет голову, произнесла леди Хеллсинг, протягивая руку, чтобы налить себе вина.
Тихий смешок в ответ, и ладонь Алукарда, затянутая в белоснежную перчатку, успела перехватить бутылку вина до своей леди.
- Могу я поухаживать за вами, Хозяйка? - учтиво спросил Носферату, аккуратно наливая темно-красную жидкость в хрустальный бокал.
- Ты не ответил, - напомнила Интегра, следя, как вспыхивает искорками света стекло и вино плещется, не в силах вырваться из тесного пространства хрусталя.
- Наверное, потому что сейчас это не имеет значения, - небрежно обронил Король нежити, протягивая ей бокал.
- А что имеет? - задумчиво парировала леди Хеллсинг, откидываясь на спинку стула.
- Не знаю, - спокойно ответил Граф. Она решилась повернуть голову и посмотреть ему в глаза. Невозмутимость, сила и огонек сдерживаемой страсти.
- Не знаешь? - переспросила чуть удивленная Интегра.
- А что тебя так удивляет? - тонкая бровь взлетела вверх, уголки губ чуть дрогнули в насмешке. Он все еще стоял рядом, склонившись, вызывая неясный трепет своим присутствием.
Леди Хеллсинг промолчала. Его улыбка стала шире.
- Зачем ты пришел? - тихо поинтересовалась она. - Только не говори, что решил отведать человеческой еды.
- А ты не знаешь? - мягко проговорил Алукард, отводя в сторону волосы и обжигая дыханием щеку.
Она чуть вздохнула, словно жалея, что его приход не связан с продовольствием, и повернулась, мгновенно попав в плен к его губам. Одной рукой по-прежнему опираясь на спинку стула, другой зарывшись в волосы своей леди, придерживая ее затылок, Носферату сожалел о безвозвратных ушедших годах, в которых не было этой новой жизни. Где каждый из них существовал сам по себе...
Интегра поерзала в кресле, отвлекая вампира от его мыслей, и он понял, что ей неудобно находиться, нет, не так, целоваться в таком положении. По правде говоря, ему тоже. А если точнее, хотелось ощутить большего, чем слияние губ.
Переместившись и оказавшись перед креслом, Алукард вытащил из кресла свою Хозяйку, прижав к своему телу, ощущая каждый изгиб ее тела, стараясь, чтобы и она прочувствовала то же самое.
Удерживая леди в воздухе, Граф с невероятной нежностью, которую только можно было сравнить с невероятной яростью, к его врагам, целовал и обнимал ее, как будто в своих ласках находя лишь ему доступное наслаждение.
Он остановился, лишь почувствовав, как рука Интегры, вместо того, чтобы занять свое привычное место у него на плече или, в крайнем случае, где-нибудь еще на его теле, уперлась в его грудь.
- Да? - выдохнул он, с трудом отстраняясь и заглядывая в ее глаза, надеясь отыскать приличное объяснение странному феномену.
- Тебе не кажется... что время и место не подходящие?
- Дело только в этом? - усмехнулся Король нежити, позволяя леди Хеллсинг соскользнуть вниз по его телу, но не отпуская ее на свободу из кольца своих рук.
- В коридоре стоят люди Ее Величества и они могут услышать... Едва ли королева одобрит...
- Одобрит что? - в его голосе послышалась не то угроза, не то напряженность, не то знакомое пренебрежение к людям, не заслуживающим, по мнению Графа, и крохи внимания.
- То, что глава королевских Протестантских рыцарей...
- ...спит со своим вампиром?.. - закончил ее фразу Носферату: его рука с силой сжала ее тело, вжимая в свою плоть. - Это тебя волнует? Если да, я, пожалуй, пойду.
В стальном голосе господина Валахии прозвучала гордость и... сожаление?
- Алукард, - устало произнесла Интегра, - пожалуйста...
- Пожалуйста что? - равнодушно переспросил вампир. - Я не могу бороться с твоими демонами, это не в моих силах. Мне казалось, мы все решили, в ту ночь... Или я ошибся? Ты помнишь? Я ни на чем не настаивал, а всего лишь просил твоего позволения... согласия...
- Посмотри на меня, - приказала леди Хеллсинг ледяным голосом. Король нежити встретил ее взгляд и довольно, как сытый зверь, хищнически улыбнулся.
Она разозлилась:
- Если ты еще раз произнесешь всю эту чушь, несмотря на все, я запру тебя в подвале! Не смей делать из меня глупую девочку! Я знаю, чем рискую и чем чревато мое поведение, если оно станет известно рыцарям или Ее Величеству! Ты все понял?!
- Да, Интегра, - завораживающе произнес Граф, тонкими пальцами касаясь ее щеки, - тебе не о чем волноваться, пока я рядом... Просто хочу, чтобы ты не забывала об этом...
- Пока ты рядом... - машинально повторила леди Хеллсинг. - Как долго ты будешь со мной?
- Всегда, - короткий, лаконичный ответ - и отступление сменилось атакой.
Несколько секунд он пытался поймать ее губы, пока она упрямо отворачивалась, чтобы не встречаться с ним глазами, в то время как их руки начали существовать отдельной жизнью. Быстро раздевая друг друга, швыряя одежду как попало, покрывая оголившуюся кожу поцелуями, больше похожими на укусы, они забыли о людях, стоявших в коридоре, о врагах, ждавших за пределами особняка.
Наслаждаясь близостью и забвением, слуга и хозяйка старались выразить в своих движениях все то, что невозможно было облечь в слова.
Тяжелое дыхание, тихие стоны и рычание зверя смешались в причудливую мелодию, окутавшую два переплетенных тела, таких разгоряченных, желающих близости, как никогда доселе.
Она чувствовала только губы Короля нежити, покрывающие ее тело, прикосновения рук, то сжимающих подбородок и не разрешающих отклониться, то обнимающих за талию, то скользящие, поглаживающие, дразнящие, распаляющие движения пальцев попеременно оказывающихся на груди, стройных бедрах и изящной спине.
Они брали и отдавали, возвращали и дарили, не задумываясь и не оценивая друг друга исподтишка. Чистая, незамутненная страсть и безумное желание, обжигающее как огонь или ледяная вода.
Уже невозможно было остановиться, подумать, все взвесить и что-то поменять, потому как не было дороги назад.

Лень было даже одеться, впрочем, такая нужда отсутствовала: холодно не было. И все же он набросил на нее свою рубашку, в которую она с благодарностью завернулась. Почему-то после многих ночей, проведенных с ним, Интегра не научилась выдерживать его взгляд, блуждающий по ее телу. Но, как ни странно, вампир относился к этому с пониманием. Видимо, знал о ней что-то такое, чего она не знала о себе.
Они сидели, прижавшись друг к другу около стола, и молчали. Молчали не потому что им нечего было сказать, а просто потому что в этом не было необходимости: гармония царствовала и так.
Граф лениво поглаживал пальцами ее обнаженную ногу, закинутую на его колено.
- Ты знаешь, что очень... - он поискал слово, - неприлично сейчас сидишь?
Леди Хеллсинг улыбнулась:
- Вот как? А что тебе не нравится?
- Мне? Мне все нравится, - затягивающим бархатным голосом заверил Король нежити, пристраивая свой подборок на ее плече.
Она потерлась щекой об него и просунула свою руку под ладонь, мирно лежавшую на ее животе.
- Знаешь, - Интегра снова улыбнулась, - кажется, я проголодалась.
- Удивила, - хмыкнул Носферату.
- А мы как раз сидим, то есть, почти лежим, - поправилась леди Хеллсинг, - рядом со столом, заваленным всяким продовольствием.
- Хорошо, я тебя покормлю, - усмехнулся Алукард, - нет, - он прижал ее к себе, когда она попыталась встать, - не двигайся, - вампир нашарил лежавший рядом галстук, - сейчас мы немного поиграем.
- Не хочу играть, - попробовала взбунтоваться леди Хеллсинг, - свое детство я, к счастью, уже оставила позади!
- А кто тебе сказал, что я предлагаю детские игры? - издал тихий смешок Граф, завязывая ей глаза одной рукой, а другой не давая своей Хозяйке сдернуть повязку.
- Ну и что дальше? - сердито поинтересовалась Интегра, скрещивая руки на груди.
- А дальше я буду тебя кормить, - каким-то развратным тоном произнес Король нежити.
В эту же минуту леди Хеллсинг почувствовала около своих губ что-то вкусно пахнущее, по аромату напоминающее...
- Пирог?
Вместо ответа, Алукард поднес кусочек нежного теста вплотную. Интегра осторожно откусила и облизнулась:
- Яблочный...
Как только исчезла последняя крошка, леди Хеллсинг выжидающе приоткрыла губы...
Вампир провел большим пальцем по ее щеке и поднес ко рту девушки бокал:
- Пей...
Капля вина сорвалась и скользнула по ложбинке груди. В эту же секунду язык Носферату жадно вобрал ее в себя. Интегра дрогнула и попыталась снять повязку.
- Нет, - обманчиво-мягким тоном проговорил Граф, - мы только начали...

Леди Хеллсинг на ощупь попробовала найти хотя бы его руки, но Король нежити лишь усмехнулся и отстранился, напоследок не отказав себе в удовольствии немножко поддразнить свою Хозяйку: оглядевшись, он отыскал глазами ее галстук и пока губы легко касались женского лица, сильные пальцы обхватили тонкие запястья и завели за спину. Другая рука почти играюще затянула узел, при этом умудрившись обойтись без дискомфорта для "жертвы", так что Интегра даже не поняла, в какой момент лишилась свободы.
- Алукард... - начала она.
- Шшш, - прошептал он, поднося к ее губам указательный палец, - меньше слов, больше дела...

Его губы собирали крошки с ее рта, нередко прерывая процесс кормления поцелуями, нескромные пальцы размазывали крем по телу, выгибающемуся навстречу длинному языку, похотливо передвигающемуся от шеи до ключицы, а потом обводящему напрягшуюся грудь. Ладони сжимали и мяли податливое тело, расслабившееся от необыкновенных непривычных ласк.
Они не отдавали себе отчет, как это выглядит со стороны, и что произойдет, если кто-нибудь все же зайдет и увидит обнаженную главу организации "Хеллсинг", со связанными глазами и вампира, без сопротивления со стороны своей Хозяйки, жадно упивающегося прикосновениями, поцелуями и откровенными ласками своей госпожи.
Желание все сильнее сжигало разум и тело, требуя выхода, пока связь с реальностью отступала все дальше и дальше. Нестерпимая мука заставила прервать "игру", сдернуть повязку и принять как должное вновь появившуюся страсть, заставляющую двигаться в одном ритме, сжигая непонятно откуда взявшуюся энергию. Движения становились все быстрее и резче, пока напряжение лишь нарастало, бушуя где-то внутри, сжимая изнутри. Пока, наконец, не вырвалось наружу, принося долгожданное наслаждение и удовлетворение...

Устав ждать, одна из женщин в коридоре осторожно заглянула в зал: пол был усеян едой и осколками тарелок, где-то виднелись лужи коллекционного вина, стул леди Хеллсинг валялся перевернутый недалеко от стола...
Личная поверенная королевы распахнула дверь шире и сделала жест слугам приступить к уборке.
"Как Ее Величество может одобрять этот союз? - подумала она. - Настолько, что не только закрывает глаза, но еще и устраивает им... своеобразный подарок? Наверное, мне этого не понять..."

В это же время, в Букингемском дворце, королева довольно улыбалась какому-то министру, думая о том, что может больше не волноваться о благодарности леди Интегре Уингейтс Хеллсинг за верную службу и преданность.

The End.


Автор: green emerald
Бета: не бечено
Название: нет
Фендом: Тетрадь смерти
Дисклеймер: Все сделали Оба и Обата, а я нагло украла персонажей и хочу продать их на черном рынке.
Пейринг: ВВ/ОЖП
Рейтинг: R
Жанр: дез-фик, драма.
Предупреждения: ООС ВВ, ПВП без намека на обоснуй



Я очнулась в каком-то темном помещении и первым делом попыталась пошевелить руками. Они были связаны. Я резко дернулась, но оказалось, что я лежу на какой-то гладкой поверхности, на ноги и шею тоже намотаны странные веревки, мешая пошевелиться. Когда глаза привыкли к темноте, я попыталась осмотреться. Я лежала на операционном столе, абсолютно обнаженная, от чего мне стало страшно. События минувшей ночи тяжелым бременем легли на плечи. Я вспомнила, как возвращалась домой с работы – я проходила практику в частной клинике, где работала медсестрой, как решила срезать угол из-за того, что было довольно поздно, и как кто-то ударил меня по затылку, подкравшись сзади. Громкий щелчок, и комнату залил яркий свет. Я закрыла глаза, но открыла их уже через секунду. Моргнув несколько раз подряд, я сумела разглядеть интерьер комнаты. Она действительно напоминала операционную: белые стены, огромные лампы, служащие источником режущего глаза света, полки, сплошь заставленные банками с плавающими внутри органами. Я приподняла голову, насколько позволяла сдавливающая шею веревка, и заметила в углу странного парня. Он был одет в черный мешковатый свитер и старые, потертые джинсы, черные волосы были взъерошены, несколько темных прядей упало на лицо, скрывая выражение глаз незнакомца.
- Кто вы такой? Что вам от меня нужно? – мой голос был каким-то странно хриплым.
Парень молча подошел ко мне и пинком ноги заставил стол повернутся. Наверное, он был на колесиках или еще чем-то, потому что поддался движению моего похитителя. Теперь мне открылся обзор той части стены, которую я раньше не могла видеть. Я повернула голову и закричала от ужаса: к стене был прикован мужчина. Белая поверхность вокруг человека была забрызгана темно-бордовой жидкостью, живот мужчины был вспорот, на полу растекалась настоящая лужа крови. Я хотела закричать снова, но мой похититель успел подойти слишком близко и заткнуть мне рот куском странной материи. Мне показалось, что кляп был сделан из чего-то… человеческого. От этого стало вдвое страшнее и противнее. Парень склонился надо мной, на что я только промычала что-то неразборчивое.
- Спрашиваешь, кто я такой? Я Beyond Birthday, - я задергалась в путах с новой силой. Так значит, это самый известный серийный убийца. Из-за кляпа из горла вместо слов вновь вырвалось нелепое мычание.
- Ты спрашиваешь, что мне нужно? Я никогда раньше не видел такой красоты, - парень провел рукой по моему обнаженному животу. Я вздрогнула от прикосновения холодных рук и омерзения. – Раньше я думал, что люди не могут быть красивыми внешне, но ты… - брюнет сделал короткую паузу, - ты само совершенство.
Убийца подошел к шкафу и достал с самой верхней полки пакет с кровью. Любовно погладив его, он вновь приблизился ко мне. Насколько позволяли веревки и кляп, я начала отчаянно дергаться и мычать что-то нечленораздельное. Из глаз невольно потекли слезы.
- Ну что ты? Я не сделаю тебе больно, - парень специально выждал несколько секунд, - если будешь хорошо себя вести.
Я кивнула, в ужасе глядя на похитителя и пакет с кровью в его руках. Видимо, он неправильно расценил значение моего взгляда:
- Это мой любимый экземпляр, - он вновь погладил пакет тонкой ладонью. – Как же был прекрасен тот человек. Здоров и красив, изнутри конечно.
Бьйонд одним движением разорвал прозрачный пакет, и кровь, наполнявшая его, потоком хлынула на мое тело. Она оказалась ужасно холодной. Я резко дернулась от отвращения и холода, от чего веревки еще сильнее впились в мои запястья и шею. Парень начал аккуратно развязывать путы на моих ногах и, прежде чем отбросить их в сторону, поднял их так, чтобы я смогла как следует разглядеть «веревки» - это были волосы, пряди человеческих волос. К горлу подступил комок, слезы потекли с новой силой, а глаза максимально расширились.
- Не бойся, я не причиню тебе вреда. Я всего лишь хочу немного поиграть.
Он снова отошел от стола, на котором я лежала в весьма развратной позе. Ноги так сильно затекли, что пришлось согнуть их в коленях. Парень нарочито медленно принялся рыться на полках. Убийца словно специально пытался показать мне предмет, который он нашел, или описать его во всей красе, если я пыталась отвернуться.
- Ага, вот и он.
Он подошел ко мне, держа в руках устрашающе огромный фаллоимитатор. Эта «игрушка» выглядела совсем как настоящая: с венами и рубцами. Я не видела, скорее ощутила, как мой похититель, а теперь еще и насильник, подносит вибратор к краю стола, и на него капает кровь, все еще стекающая по моему телу. Этой красной, холодной жидкости было так много, что она капала прямо на пол, попадая и на фаллоимитатор. Когда он поднес «игрушку» к моим бедрам, я попыталась свести ноги, но парень лишь рассмеялся. Одной рукой он отвел мое колено в сторону, а другой медленно ввел искусственный фаллос внутрь. Я громко замычала, так как кляп все еще был в моем рту, а слезы покатились из глаз с новой силой, стекая по лицу и теряясь где-то в волосах, разметавшихся по столу. Бьйонд нежно провел рукой от низа живота до груди и одним движением сдернул «веревку» с моей шеи. Я не решалась пошевелится, чтобы не получить еще одну порцию боли. На железный стол вытекла струйка крови. Парень просто стоял сбоку, поглаживая кончиками пальцев мой живот, грудь, легонько теребя соски, проводя ладонью по бедрам и ногам. Тело вновь начало затекать, и наконец я решилась свести ноги. Но как только я это сделала, по телу пробежала волна доселе неизведанного мне чувства. Мелкая дрожь пробила не только низ живота, когда вибратор из-за неосторожного движения шевельнулся внутри, но и все тело до кончиков пальцев. Теперь из горла вырвался приглушенный стон. Парень с довольной улыбкой убрал кляп от моего лица, но руки так и не освободил. Мой насильник (или все-таки любовник?) медленно стянул с себя кофту, затем расстегнул ширинку, и штаны упали на пол с негромким шорохом. Он склонился надо мной, и наши губы встретились в поцелуе. Медленно, будто пытая, он изучал мой рот своим языком, все это время двигая той штукой внутри меня. Плавно убийца перешел на мою шею, пару раз лизнул ушко, опустился чуть ниже, к груди, принялся ласкать соски языком, не забывая двигать фаллоимитатором. Теперь с моих губ срывались вовсе не крики, а стоны наслаждения. Я чувствовала отвращение к Бьйонду и самой себе, ругала себя за слабость собственного тела и за то, что так быстро отдалась в руки насильнику.
- Ты была девственной до сих пор? – парень склонился надо мной. – Как жаль, что твою девственность забрал какой-то вибратор, верно? Но другую твою невинность заберу я.
Он резко развязал мою руки, оставив меня полностью свободной, и, ловко подхватив меня, опустил на пол. Мой похититель обхватил руками мою талию и развернул мое тело, заставив упереться о пол локтями и коленями. Он быстрым движением вынул ставший лишним фаллоимитатор и резко, без прелюдий, вошел в другое мое отверстие. Боль буквально рвала на части, и я громко закричала. Парень будто осознал, что мне больно, и вышел, но только затем, чтобы вновь войти в мою попку, но на сей раз аккуратнее и нежнее. Руками он начал поглаживать мою прогнувшуюся от боли спину. Убийца шептал разные нежности, склонившись надо мной. Когда он начал движение, я выгнулась в спине еще сильнее, нечаянно коснувшись его торса. Спустя некоторое время боль начала затихать, но не пропала. Из моей промежности уже сочилась жидкость, за что мне было ужасно стыдно. Вот так отдаваться незнакомому человеку, маньяку, убийце, насильнику, который похитил меня и привез в это богом забытое место, было просто мерзко и гадко. Но я ничего не могла поделать со своим телом. Эго толчки становились все быстрее, пока он вдруг не остановился, а я ощутила, как теплая жидкость разливается внутри. Бьйонд вышел из меня и обессилено опустился прямо на холодный пол. Я свернулась клубком рядом и подняла на парня полные слез глаза.
- Убей меня, прошу тебя.
- Ну уж нет. Я не уничтожаю такие прекрасные творения, как ты. Тем более, я не хочу терять такую замечательную игрушку, - от его слов я вздрогнула и огромным усилием воли подавила приступ тошноты. Как же я хочу умереть, чтобы больше не было этого позора, мерзости и отвращения. Не хочу быть чьей-то игрушкой…
Я проснулась утром и обнаружила, что все еще лежу на холодном полу. Мой живот и ноги были в запекшейся крови. Бьйонда рядом не было. Труп со стены тоже исчез. Я поднялась и принялась рыться в ящиках и коробках, аккуратно составленных на полках. Разбросав все по полу, я наконец нашла то, что искала. Дрожащими от ледяного холода пальцами я взяла скальпель и медленно поднесла его к своему запястью. Металл вошел в кожу так же легко, как в теплое масло. Было больно… Но я все равно продолжила вести тонким лезвием по своей руке, от запястья до самого локтя. Я смотрела на струйку бордовой крови, стекающую по ладони и кончикам пальцев, с каким-то мрачным удовлетворением и вспорола вену на другой руке. Сознание начала застилать темная пелена. Я тяжело опустилась на пол, ударившись головой обо что-то, но боль была теперь такой отдаленной и тупой. На ее место пришло странное блаженство. Из-под полузакрытых век я увидела, как распахивается дверь, и веселое выражение на лице серийного убийцы сменяется паническим ужасом. Он подбегает ко мне и начинает трясти мои плечи, но слишком поздно. Темно-красные лужицы растекаются по стерильному полу, а сознание медленно погружается в пустоту… навсегда.


Автор: green emerald
Бета: не бечено
Название: Кровавая любовь
Фендом: Хеллсинг
Дисклеймер: Хирано Кота успел раньше - ему и тапки присылайте
Пейринг: Алукард/ОЖП
Рейтинг: R
Жанр: романс
Предупреждения: АУ, ПВП, возможен ООС, но автору кажется, что Алукард вышел довольно вхарактерным.

Вот уже неделя прошла с тех пор как ты попала в организацию «Хеллсинг». И ровно неделя с тех пор как ты превратилась в вампира. Однажды, холодным, дождливым вечером (впрочем, другие вечера в Лондоне редко встречались), ты брела мимо полуразрушенного особняка, понурив голову, потеряв всякую веру в людей. Ты потеряла семью, когда мать превратилась в упыря и укусила отца. Обезумевшие родители попытались и тебя сожрать, но ты успела спастись. Да, конечно же, ты знала о существовании вампиров, упырей и прочей нечисти, но раньше и помыслить не могла, что станешь одной из них. Ты проходила мимо огромного здания, построенного в викторианском стиле. Правда, замечательную архитектуру особняка портили огромные дыры и копоть от пламени на стенах, да и тебе не хотелось сейчас любоваться ею. Не встретив никакой охраны на территории дома, ты побрела дальше по лужайке, пока не дошла до дверей. Здание было высоким и, как тебе показалось, необитаемым, поэтому ты смело толкнула наполовину сорвавшиеся с петель двери, чтобы выполнить свое последнее желание. Ты побрела по замку, совершенно не разбирая дороги, пока не поднялась на верхний этаж. Распахнув дверь, ведущую на крышу, ты уже приготовилась шагнуть в темноту, как вдруг властный, слегка насмешливый голос остановил тебя.
- Что ты здесь делаешь? – ты вздрогнула, но смело повернулась в сторону звука. В темноте говорившего было не разглядеть, поэтому пришлось обратиться к нему с «просьбой».
- Кто ты? Покажись! – несмотря на страх твой голос не дрогнул. Из темноты, словно появившись прямо из воздуха, пропахшего чем-то мерзким и липким, шагнул мужчина. Что ж, он был идеален – высокий, стройный, с черными волосами, небрежно, но одновременно изящно, падающими на лоб, одетый в красный кожаный плащ и прячущий глаза за стеклами очков.
- Что ты здесь делаешь? – повторил незнакомец свой вопрос.
- Просто гуляю. Я думала - дом необитаем, - ты невольно вздрогнула, когда губы мужчины растянулись в довольной улыбке, но продолжала бесстрашно смотреть ему в глаза, которых, к сожалению, не было видно из-за очков.
- Какая тяжелая жизнь! – воскликнул незнакомец. – Родители погибли от рук вампира, пытались и тебя утащить за собой в преисподнюю… - мужчина поцокал языком с иронией и нескрываемым удовольствием.
- Откуда ты знаешь? – ты невольно попятилась, но уперлась спиной в холодную стену. На твою руку попала странная вязкая жидкость. Ты взглянула на свою ладонь – КРОВЬ!
- Кто ты такой?! Что это за место?! – ты сорвалась на крик.
- Мое имя Алукард, и я… - он сделал короткую паузу, - вампир. – Ты чуть не сползла по стенке вниз, едва сдержавшись. – Я знаю чего ты хочешь больше всего на свете. Ты хочешь мести, дитя, - улыбка вампира стала еще шире. – Хочешь отомстить всем вампирам, в первую очередь, отнявшим твою семью. Я могу дать тебе это, подарить тебе вечную жизнь, вечную молодость, покой. Выбор за тобой, - последнюю фразу он прошептал прямо тебе в ухо. Как ни странно, дыхания ты не почувствовала и уже хотела изумиться, когда вспомнила с кем говоришь. Алукард был так близко. Ты даже не заметила, когда вампир успел подойти к тебе на такое опасное расстояние и зажать твои запястья между стеной и своими ладонями. – Думай скорее, дитя, ведь мое терпение может лопнуть. Я не спрашиваю дважды.
Шумно сглотнув, ты просто коротко кивнула. И в тот же миг ощутила на шее его прохладные губы. От резкой боли ты вскрикнула – клыки вампира впились в твою кожу. Ты не сдержалась и закрыла глаза, но ощущала, как Алукард улыбается, всасывая твою сладкую кровь. Он отстранился, и ты едва не упала, внезапно потеряв опору. Вампир с какой-то опасной ухмылкой подхватил тебя на руки, а ты, ощутив его пальцы, затянутые в перчатки со странными символами, на своих плечах, погрузилась в сон.
Лежа в своем гробу уже через неделю, ты долго размышляла над тем, как ты стала вампиром. Как только ты проснулась, то сразу познакомилась с Интегрой Вингейтс Файербрух Хеллсинг, а затем и со вторым вампиром организации – Викторией Серас. Ты не чувствовала в ней угрозы, наоборот, считала ее слабой и беспомощной. Ты адаптировалась быстро, без капли отвращения пила кровь и даже посмела вступить в долгий спор с Интегрой, вызвав довольную улыбку Хозяина. Да, ты отказалась выпить кровь Масты. Может, это были его штучки, а, может, ты просто хотела чувствовать себя в его власти. Каким-то образом Алукард упросил леди Хеллсинг, чтобы твоим первым заданием было убийство двух вампиров. И, к твоему безграничному счастью, это были именно те вампиры, что обратили твою семью в упырей. Был полдень, поэтому ты скрылась от солнечных лучей в своем черном гробу. Ты и не заметила, как уснула. Но вдруг тяжелая крышка поднялась, открыв твое лицо свету электрической лампочки. Ты уже хотела выругаться и послать дворецкого куда подальше, но, поморгав, увидела над собой Масту.
- Хозяин? – заплетающимся языком спросила ты. – Что-то случилось?
Взгляд вампира стал откровенно насмешливым.
- Просто мне вдруг захотелось тебя увидеть, дитя. – Алукард постучал по стенкам гроба пальцами, и ты неожиданно для самой себя заметила перемены в нем. На руках не было перчаток, скрывавших длинные, изящные пальцы с ухоженными ногтями, а алые глаза больше не прятались за стеклами очков. Шляпы не было, галстука тоже, отчего белоснежная рубашка распахнулась, обнажая небольшой участок бледной кожи. Ты облизнулась, в голову лезли самые разные мысли, и, судя по лицу твоего Хозяина, он их прочел. Ты села гробу, совершенно забыв, что на тебе только длинная футболка – такая у тебя привычка: спать почти полностью обнаженной. Твой взгляд не отрывался от шеи Носферату. Ты снова облизнула пересохшие губы. Маста все понял и приблизился к тебе. Его губы были всего в паре сантиметров, но Алукард замер и не стал двигаться дальше. Через пару минут игры в гляделки, ты не выдержала и буквально набросилась на Хозяина, опрокинув его на каменные пол подземелья.
Ты впилась в его губы, обвела язычком его клыки, с восторгом коснулась неба. По телу уже пробегали волны возбуждения. Ты закинула ногу на его бедро и, усевшись сверху, принялась расстегивать (точнее, в порыве страсти рвать на части – о какая рифма!) его рубашку. Его сильные руки перехватили твои запястья. Маста рывком подмял твое тело под себя и оказался сверху. Его жадные губы мгновенно впились в твою шейку страстным поцелуем. Алукард оставлял на твое коже множество засосов и синяков, пока ты не начала стонать от удовольствия, а по телу не начал расползаться жар. Вампир вдруг со звериным рыком поставил тебя на ноги и прижал спиной к стене. Тело отозвалось болью, но ты не обратила на нее внимания. Ты позволила своему Хозяину разорвать твою футболку и стянуть шелковые трусики. Ты предстала перед ним обнаженной, сам же Алукард лишь немного приспустил штаны. Носферату припал губами к твоей шее, провел языком по ключице, медленно заскользил к груди, поцеловал сосок и пробежал пальцами по животу. Другой рукой он приподнял твою ногу. Алукард вновь потянулся к твоим губам, накрыв твои губы своими. Через секунду ты ощутила что-то большое и твердое (догадайтесь что) внизу живота. Это что-то резко вошло в тебя, и, если бы не страстный поцелуй Масты, ты бы закричала. Он не стал дожидаться, пока боль утихнет, и начал врываться в твое тело мощными толчками. Ты вскрикнула, а затем еще и еще. Ты кричала от боли смешанной с нотками наслаждения. Ты закусывала губы, крутила головой, закрывала глаза. Волосы разметались, по телу побежали струйки пота. Боль уже почти прошла, и ты закинула вторую ногу на талию своего Хозяина. С твоих губ срывались громкие стоны, и ты уже было испугалась, что на крики сбежится весь дом, но, когда Алукард задел внутри тебя какую-то точку, ты забыла обо всем на свете. Носферату вдруг припал губами к твоей шее и запустил в нежную кожу клыки. По плечу, ключице и дальше, к груди, потекли струйки темной крови, которые Алукард тут же слизнул.
- Маста, Маста… Маста! – ты громко кричала, не в состоянии контролировать себя. Вампир посмотрел в твои глаза затуманенным взором.
- Назови мое имя!
- Алукард! Алукард!!! – ты вскрикнула еще громче, когда по телу пробежала волна оргазма. Через пару мгновений ты ощутила, как теплая жидкость растекается внутри. Ты обессилено опустила одну ногу, затем слезла с Хозяина и прислонилась к стене. Губы короля нежити растянулись в привычной широкой улыбке, но какой-то теплой и мягкой.
- Пожалуй в следующий раз я буду вести себя нежнее, - он с задумчивым видом подхватил тебя на руки и уложил в гроб. Ты приоткрыла глаза, наблюдая за тем, как вампир укладывается рядом и устало шепнула, прежде чем заснула до самой ночи:
- В следующий раз я все-таки раздену вас догола, Маста, - ответом послужила лишь ухмылка и прикосновение прохладных пальцев к щеке.

URL
Комментарии
2011-01-06 в 04:10 

Hitomi Miroto
鋼の錬金術師
Нет, я, конечно, все понимаю, но есть такая замечательная вещь, как кат. Убери, пожалуйста, под него все, кроме шапок фиков, а то это, знаешь ли, неудобно - листать френдленту и видеть там только длиннющий постище с фиками про несчастного Алу, который мучается от произвола Мастера ==

2011-01-06 в 18:21 

марион ака шаман фауна
я - просто хорошо сыгранная роль)
насчёт нисчастного Алу ты прова а вот интегру мастером не называй так как этот ник использую я ))) а это я просо скинула)) я вообще формат днева меняю так что скоро всё будет лучше )) PS как тебе афоризмы над и под картинкой в предисовии)))

URL
2011-01-17 в 20:49 

Hitomi Miroto
鋼の錬金術師
марион ака шаман фауна Та пофиг мне, как ее называть - хоть Седушка-от-унитаза-сан XD
PS неплохо так))
PPS Я вижу текст! :ura::lol:

   

Дненик моих грёз

главная